?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На тему "Мемориала"

Александр Дюков провёл краткий ликбез на тему "Бутовского полигона". Его аргументация выглядит логичной и обоснованной.

Спросил меня тут товарищ Роман Носиков про Бутово и Коммунарку. Мол, почему расстрелянных НКВД хоронили в одном случае - на ведомственном стрелковом полигоне, а во втором - и вовсе на территории ведомственной дачи? Что, других мест не было, кроме как у себя во дворе? Не фальсификация ли здесь истории в ущерб интересам России?

Камрад, говорю. Ты график приговоров к ВМН по годам помнишь? Запомнить несложно: в сначала, в 20-х число приговоров к ВМН сравнительно невелико: одна-две тысячи в год. Потом, в 30-м и 31-м - резкий пик: 20 и 10 тысяч расстрелов. Потом численность приговоров снижается, опять по несколько тысяч в год. А потом: раз! В 1937 году 350 тысяч с гаком расстрелянных! А в 1938-м - 330 тысяч! Понимаешь в чем штука?

В 1937 году перед НКВД неожиданно встает задача, к решению которой ведомство не готово. К ВМН за год осуждено не пара тысяч человек и даже не 20 тысяч, как в кризисном 1930-м. 350 тысяч! Отработанная годами система захоронения расстрелянных на кладбищах с подобными масштабами справиться не может. Приходится импровизировать. А импровизировать можно только на тех обьектах, которые уже принадлежат НКВД. Потому что во всех остальных случаях нужно выходить с официальной иницативой: выделите нам вот там кусок земли. Колхозной. Или предприятия. И пока инициативу эту протащищь через все бюрократические согласования, время уйдет, да и на секретность придется наплевать.

Ну ладно, где-нибудь в карельской глуши можно без формальностей обойтись, найти в лесу место, закопать расстрелянных. А в больших городах? А в столице?

Вот и приходилось - там, где еще недавно ведомственные дачи да подсобные хозяйства.


И вот что он отвечает на вопрос "почему не крематорий?"
Вопрос: А что, крематории Москвы не справлялись? Какая была пиковая нагрузка, что бы вывозить далеко за город? Логично, но цифры по Москве и области выглядят скромно.
Ответ: Крематорий был один, общегражданский. Так что жечь можно было только в свободной время. За 1937-1938 получилось сжечь около 4500 тел, а всего за два года было расстреляно около 30000.


Это я к чему?
Во-первых, что тема "Бутовского полигона" остаётся открытой, критика обоснована, но и аргументация весомая.
Во-вторых, там всё же кто-то захоронен.
В-третьих, проще считать полигон местом захоронения репрессированных. Для родственников есть место, куда приносить цветы.