?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Так, навеяло ...

Из града славного Петра
Куда, скажите, вы торопитесь, поручик?
В края обвалов и жары,
Под брань начальства и под выстрелы абрека.
...
Привычно чокаются здесь
Поэт с фельдъегерем - гонимый и гонитель...

К чему бы это ? Когда-то, году эдак в 90 поехал я на Кавказ, заезжая по пути к друзьям под Тихорецк.
Из Тихорецкой ехал на перекладных автобусах в Невинномыск, затем в Черкесск, оттуда в Теберду и Алибек. Дорога потребовала ночёвку в Черкессе - путешествие на автобусах занимало уж очень много времени. И с билетами были проблемы. Так вот в автобусе до Невинномысска у меня были очень забавные попутчики. Один - цыган, который ехал разыскивать свою сбежавшую жену. Другой - милиционер, который сопровождал мужичка. Третий - сопровождаемый мужичёк. А вина-то его была лишь в том, что на старости лет поехал странствовать на берег моря, а начальство на работе не известил. Вот и объявили его в розыск ... Собственно, в дороге я узнал много интересного о воровских татуировках - лейтенант с цыганом обменивались опытом. Потом выпили на четверых немного ...
В Черкесске на автовокзале была группа туристов с малыми детьми, воды не было. Ходил за водой в ближайший дом. По дороге местные абреки угостили варёной бараниной. Воды налили. Туристы угостили гречкой с тушкой. Жизнь продолжалась. Ведро утром вернул ...
Так, вспомнилось почему-то ...
Когда закрыт аэропорт,
Мне в шумном зале вспоминается иное:
Во сне летя во весь опор,
Негромко лошади вздыхают за стеною,
Поля окрестные мокры,
На сто губерний ни огня, ни человека...
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

Сидеть нам вместе до утра,-
Давайте с вами познакомимся получше.
Из града славного Петра
Куда, скажите, вы торопитесь, поручик?
В края обвалов и жары,
Под брань начальства и под выстрелы абрека.
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

Куда ни ехать, ни идти,
В любом столетии, в любое время года
Разъединяют нас пути,
Объединяет нас лихая непогода.
О, как к друг другу мы добры,
Когда бесчинствует распутица на реках!..
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

Какая общность в этом есть?
Какие зыбкие нас связывают нити?
Привычно чокаются здесь
Поэт с фельдъегерем - гонимый и гонитель.
Оставим споры до поры,
Вино заздравное - печали лучший лекарь.
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

Пора прощаться нам, друзья,-
Окошко низкое в рассветной позолоте.
Неся нас в разные края,
Рванутся тройки, словно лайнеры на взлёте.
Похмелье карточной игры,
Тоска дорожная да будочник-калека...
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!